Амритсар: подробности жизни пенджабского города

Сегодняшнее утро в делах насущных. Надо поменять деньги и купить билеты – продвигаться к столице. Если бы не предстоящая бюрократическая волокита и штраф, или что они еще придумают, то можно было бы освоить еще один штат. Ну что же…
Утро. Развозят молоко в медной посуде.

Развозка молока в Индии. Улицы Амритсара.

Рикши везут школьников. Самые маленькие ученики — помещаться по 6 сразу ) К «Школе голубых птичек», возле нас, то и дело подкатывает дедушка на велорикше, и привозит 5-6 «птенцов».)

Рикша Амритсар. Дети едут в школу Индия.

— Билет в Дели – 900 рупий, — безапелляционно заявляет нам упитанный кассир с бородой. У нас с собой 1600. Идем менять…
Во-первых, рано идем, потому что банки начинают работать не раньше 10. Во-вторых – не все меняют и об этом я уже писала.
Заходим в два отделения BOI – убеждаемся, что в банке возле нашего гэста все же была контора «рога и копыта», BOI – валюту не меняет.
Многие банковские работники хотят провернуть ту же схему. И сразу после нашего вопроса, начинают куда-то звонить, вообще не сказав курса, или небрежно бросив, что курс 61, то есть очень заниженный. А когда мы уходим, бегут за нами вслед и называют нас «лучшими друзьями». Противно.
Наконец-то находим нормальный банк – «Pendjab and Sindh Bank». Меняют официально, еще и по нормальному курсу – 63,2.
Традиционно, требуем, если не новые, то, хотя бы, не очень истерзанные купюры. Девушка нас упорно не понимает. Что же, нормальная ситуация – почти все перестают понимать английский, если это неудобно.) Потом девушка еще пробует обидеться:
— Какие такие плохие купюры? Вы что? Намекаете, что в нашем замечательном банке могут быть фальшивые деньги? – и гордо отворачивается.
Я уверяю девушку, что ничего такого не имелось в виду. Просто мы не хотим слишком страшные деньги.
А Игорь показывает наглядный пример. Сначала, пробитую во многих местах, мятую тысячу, с чернильной надписью:
— Это плохая купюра.
А потом демонстрирует новую красивую сотню:
— Это хорошая купюра.
Девушка озадачена, она хихикает, печатает свои обменные бумаги и ведет нас к кассе. Возле окошка, переходит на свой язык, и быстро что-то рассказывает. По тому, как на нас смотрят два кассира за стеклом, и вся обернувшаяся к нам очередь, оплачивающая квитанции, говорит она примерно следующее:
— Они хотят поменять 110 американских долларов, но не соглашаются их отдавать, пока им не предъявят красивые новые рупии. А еще, эти двое придурков, говорят, что 1000 купюра – плохо, а 100 — хорошо. У тебя будет 6300 новыми сотками?
Перевод, конечно, интуитивно-иронический.) Хотя, может, она и что-то более колоритное говорила. На нас уставилась дюжина карих глаз. Кто-то смотрел сочувственно, кто-то с насмешкой. Кассир и вовсе откровенно хохочет, но отсчитывает толстую пачку новеньких соток, еще 50, а потом, посмотрев на нас опасливо, добавляет монетку – 2 рупии.
Мы уже почти смущены разворотом событий и обилием денег. Пересчитываем.
Девушка, которая привела нас в кассу, напряглась. Наверное, ждет, что мы сейчас будем убегать. Пытается делать незаметные знаки охраннику. Пожилой мужчина, в тюрбане и с двуствольным ружьем ), тоже напрягся и приставными шагами пробирается к выходу.
Но у нас сумма сходиться, купюры – идеальные и мы отдаем девушке 110 $. В доли секунды с нее спадает страшное напряжение и она уже улыбается американской улыбкой:
— Спасибо! До свидания! Ноу проблем!
Но охранник не так легкомыслен. Он продолжает сурово взирать на нас, поглаживая ружье, и неохотно сторониться на выходе.
Ура! Мы с деньгами! Да еще с какими! ) Снова идем на автовокзал.
Автобус от Амритсара до Дели, в дороге — 10 часов. Выбираем вечерний, на 19:00.
— 500 рупий. Но забронировать – нельзя. Можно завтра купить, — лениво отзывается кассир.
— А на 19:45?
— Можно бронировать. 900 рупий.
— А почему такая разница?
— 400 рупий – за бронь… — небрежно бросает кассир, будто это вещи вполне очевидные, а мы тут тупим непонятно с чего.
— А завтра купить билет на 19:00 можно свободно? Без проблем?
— Ноу проблем!
В то что «ноу проблем» сработает, пока не очень вериться. Но 400 рупий на человека – весомый аргумент, не покупать билеты заранее. На всякий случай, идем на платформу № 7, откуда отправляются столичные автобусы – наблюдаем. Около часа наблюдаем. Автобусы — вполне комфортные и отправляются полупустыми. Народу на вокзале мало.

По идее, до завтра ничего не должно глобально поменяться. Остается в это верить.
На втором этаже вокзала – есть комнаты-«общежития».

Общежития в Индии. Дормитори Индия.

Украдкой заглядываем вовнутрь. Там нет ничего, кроме натянутых бельевых веревок, и людей – лежащих на полу среди сумок. Чем это «общежитие» отличается от простого лежания на полу вокзала – мне непонятно. Только наличием двери и почасовой или посуточной оплаты, скорее всего. Возможно, есть и какие-то скрытые прелести, например, розетки, кувшины с водой…
Надеюсь, мы завтра все же уедем и нам не придется проверять эти догадки на практике.)
***
После обеда снова гуляем по улицам города. Предпочтительно по узким – чтобы рикши не пробрались…
Случайно, обнаруживаем англиканскую часовню.Все очень скромно и чисто, хотя чувствуется, что миссионеры давно сложили руки… Часовня стоит одинокая и открытая. Вентиляторы выключены, ковровые дорожки давно не подметали… На стене мраморная мемориальная доска – в честь Фейт Персис Смит, проработавшей долгое время сестрой милосердия в больнице при миссии, и умершей здесь же в 1928 году.

Фейт Персис СмитХристианская часовня в Индии

Ее фотографии, наверное, пылятся где-то в архивах, но ни одной электронной, в сети не нашлось. Кто была эта женщина? Какая она была? Возможно, кто-то из жителей Амритсара помнил, еще пару десятков лет тому назад… Как, когда и зачем занесло ее в Индию?
Странно, что мы нашли эту часовню именно сегодня. А вчера я начала слушать роман «Наулака» Киплинга, где в первой главе американская девушка Кэт, очень хочет уехать в Индию и лечить людей. Бывают же такие совпадения…
С мыслями о неизвестной англичанке иду по узким улочкам Амритсара. Обычные жилые кварталы. У каждого входа – каменный порожек, а над дверью, обязательно, изображения богов или свастика.
После 6 вечера, солнце сюда уже не заглядывает. Женщины сидят на каждом крыльце – едят сладости, сплетничают, скептически осматривают иностранцев… Периодически, проходит какой-нибудь торговец, с корзиной на голове, вызывая оживление.
Это скопление людей, этажей, лавок и электропроводов, нельзя назвать трущобами, это вполне респектабельные кварталы старого города. У кого-то – каменный дом, у кого-то деревянный, еще британский…

Дома в Амритсаре

Много кинотеатров. Кроме мировых бестселлеров – произведения Болливуда и других индийских киностудий. Большинство этих фильмов, никогда не покажут за пределами Индии, но, тем не менее, у них есть все шансы собрать миллиардную аудиторию)
В окрестностях Золотого храма делают ажурную резную мебель и алтари для божеств – деревянные и серебряные.

Ремесленники Индии. Мастера в Индии. Мастера в Амритсаре.Ремесленники в Индии фото. Мастера в Индии. Мастера в Амритсаре.

Строители носят корзины с землей и глиной.

Индийский рабочий. Переулки Амритсара.

Здесь до сих пор пользуются утюгами на углях. Причем, иметь свой личный утюг – то ли дорого, то ли хлопотно… Но все несут глажку мужчинам на улице. Они безмятежно насвистывают, поют, разговаривают и продолжают утюжить. В одной из улочек, мы видели мужчину-гладильщика, одновременно продающего фрукты. В другой – застали утюг в гордом одиночестве, остывающий на кирпиче…

Угольный утюг в Индии

 

Добавить комментарий

Заполните поля или щелкните по значку, чтобы оставить свой комментарий:

Логотип WordPress.com

Для комментария используется ваша учётная запись WordPress.com. Выход /  Изменить )

Google photo

Для комментария используется ваша учётная запись Google. Выход /  Изменить )

Фотография Twitter

Для комментария используется ваша учётная запись Twitter. Выход /  Изменить )

Фотография Facebook

Для комментария используется ваша учётная запись Facebook. Выход /  Изменить )

Connecting to %s