Ночь в Джамму

Наш водитель автобуса не говорил по-английски, поэтому автовокзал мы проехали, а вместе с нами еще и японцы, те самые у которых пересадка на Дарамсалу. Почти обзорная экскурсия по Джамму получилась. Из окна тоже видно много интересного.

jammu-jammuikashmir-india (4)

Высадили нас на вокзале железнодорожном.
Толпа, двигавшаяся в направлении рейлвея, ничего хорошего не предвещала. Но мы решили попытать счастья. Как и на жд вокзале столицы – безрезультатно: потолкались в душном помещении, узнали, что билетов никуда нет, вообще никуда… Представитель туристического центра предложили нам что-то очень дорогое и на послезавтра и еще вручили 3 английские брошюрки о Джамму, и еще одну бесполезную – на хинди.

Решаем вернуться на автостанцию. Рикши просят такие нереальные суммы за 4 км пути, что даже киевский таксист сгорел бы от стыда. Поэтому, гордо тащимся пешком, во влажной предзакатной жаре. По пути гэстов не попадается совсем. Странно – удобнейшее ведь место, между жд и автовокзалом. Но вместо гэстов здесь только особняки за заборами, цветут олеандры, пальмы и еще какие-то красивые деревья, похожие на лимоны.

jammu-jammuikashmir-india (1)jammu-jammuikashmir-india (2)

Красный закат над наполовину пересохшей и без того багряной рекой Тави.
Переходим мост.

jammu-jammuikashmir-india (3)

И на фоне этой красоты недружелюбного полумиллионного города мне становиться плохо. Классический тепловой удар, в комплексе с солнечным, или что-то вроде того… Мир, покрываясь черными пятнами и блестящими точками, уходит из-под ног. Пью теплую, почти горячую, воду. Она тут же трансформируется и начинает испаряться. Я вдруг понимаю что такое «семь потов». Пот на лбу появляется волнами, прямо прибоем из-под челки. Ой, точно солнечный удар, у меня же нет челки) Просто по линии роста волос идут волны, по ощущениям бала в 4. Первая, вторая, третья, …, седьмая. Бандана промокла насквозь. Платок тоже. Просветление.
Колонка с питьевой водой. Пополняем запасы, еще и умываемся. Никогда мне не было так хорошо от простого умывания.)
Тащимся дальше, и метрах в двухсот от автостанции у меня второй сеанс пятнистости и карусельности мира. Усаживаюсь прямо на ограждение дороги. Игорь обмахивает меня чем-то вроде веера. Сочувственные придорожные торговцы громко галдят, обсуждая ситуацию и посылают к нам дите с бутылкой воды.
Цыганка, намеревающаяся что-то просить, быстро уходит, просто бросив на меня взгляд. Симпатичная я наверное, в этот момент) Сидим минут 10, мир постепенно начинает проясняться… И тут нас окружают попрошайки: очень наглая девчонка, с мужчиной в инвалидной коляске и цыганка с младенцем. Торговец зеленым манго и чистильщик обуви что-то им кричат, интуитивно догадываюсь, что в нашу защиту. Но попрошайки настойчивые. Цыганка ухватила меня за руку, ускорив процесс моего волшебного выздоровления. И даже рюкзак стал вдруг легким… Порхаем к автовокзалу.
Билетов нет. Автобусы в ночь не идут, ни до Амритсара ни до Патханкота. Соблазняемся вывеской отеля на втором этаже вокзала, но его там не оказывается… Зато есть пустые заброшенные коридоры и выход на крышу)
На крыше прохладно и много свежего воздуха. На крыше так хорошо, что не надо уже никакого отеля. Ветерок, догорающий закат, ревущие и сигналящие внизу дороги и развязки, теплый рубероид… Рюкзак под спинку, первые звезды, луна… Романтика.
Но из романтики все же начинает клонить в сон. Недолго думая, расстилаем большие мусорные кульки, на 120 литров, рюкзаки под голову. И засыпаем…
Все заканчивается в полночь. Как у золушки. На крышу поднимается парочка, они с нами здороваются и направляются в другую сторону. Вот только цели у них не романтические, а скорее мистические.
Женщина распускает волосы, протягивает руки к ночному небу, кричит, чем-то звенит, машет шарфом… Спать конечно хочется, но под такой аккомпанемент – страшновато. Ладно, и так почти четыре часа поспали. Лежим, прислушиваемся, иногда все же дремлем.
И тут появляется доблестная индийская полиция.
— Сер, мем, здесь небезопасно. Надо спуститься вниз, в зал ожидания.
Мы препираемся минут 20. Я пытаюсь объяснить полицейскому, что внизу слишком жарко и грязно, и концентрация местного населения не менее небезопасна для нас. Полицейский настаивает на том, что дама, проводящая неизвестный ритуал и ее напарник – похуже всего ночного контингента автовокзала, а сейчас, после полуночи подтянуться еще и не такие…
Женщина уже воет на фоне какого-то металлического лязга.
— Чего же вы к ней не подходите? — киваю я на «ведьму»
Полицейский смотрит на меня сверху вниз так, что я все понимаю: ему тоже страшно, а мне нечего задавать такие глупые вопросы.) Он постукивает своей бамбуковой палкой по рубероиду и разглаживает усы. И вдруг его осеняет мысль:
— А чего вы не в гостинице?
Пытаюсь объяснить, что у нас автобус будет в половине пятого и смысла в отеле нет.
— А раньше где жили?
— Приехали из Шринагара, — говорю
— В Джамму не жили? – еще раз уточняет он.
— Нет.
— А зачем завтра ехать? Джамму – город храмов.
Да, я тоже читала, что Джамму – город храмов. И что в «Махабхарате» упоминается… Но, не хочется оставаться. Обычно, так говорят про что-то природное, но города тоже могут «не принимать» людей. Джамму нас не принял. Зачем же напрашиваться. Останемся еще на три с половиной часа и укатим в Пенджаб.
Офицер все же забирает нас вниз, услужливо подсвечивая телефоном на заброшенной лестнице.
Оказавшись в «зале ожидания», он пробирается между телами разлегшимися прямо на полу, своей бамбуковой палкой сгоняет спящих с лавочки и предлагает нам туда садиться.
Остаться там с разбуженными, которые на нас недобро косятся, было бы самоубийством. Отказываемся.
Полицейский уверенно идет дальше. Заметив большую прогалину среди спящих на полу, он указывает туда своей палкой и лучезарно улыбается:
— О! Я нашел место для сна. У вас же есть что постелить?
— Нет! Это небезопасно, не комфортно и вообще ни за что! – возмущаюсь я. Вышедшая из-за колонны крыса смотрит на меня недоуменно. Полицейский тоже смотрит на меня, потом на крысу, что-то бубнит себе под нос, вздыхает и снова нас куда-то ведет.
Куда-то оказывается отелем с золотыми барельефами и кожаными диванами. Когда мне показывают прайс, я просто хохочу. Нам предлагают заплатить 70 долларов за оставшееся 3 часа сна, при общем бюджете путешествия в 500 долларов.)
Говорю полисмену, что мы не олигархи и не американцы, цены нам однозначно не подходят и вообще, я бы лучше вернулась на крышу.
Полицейский обижен в лучших чувствах и порывах. А владелец отеля заинтересован услышанным словом «крыша».
— Крыша? Какая крыша? — заглядывает он мне в глаза.
— Мы ночевали на крыше, никого не трогали, а он притащил нас сюда, — отвечаю.
Тут уже очередь владельца гостиницы обижаться, обижаться и веселиться. Он хохочет и укоризненно смотрит на полицейского, мол, нашел, кого тащить в мой солидный-солидный отель.
Нам же предлагают стакан холодной воды.
Уходим и дальше бредем за полицейским. Может потеряться? Все равно мы не намерены снимать номер. Да ладно уж, лучше гулять «под охраной», чем сидеть в зале ожидания того что тебя или стукнут или ограбят.
Переулки, лужи, грязь, собаки и люди с палками для обороны от них, гэстхаузы с невероятными ценами, зазывалы, с аферистическими наклонностями…
Заходим еще в пять или шесть «отелей» и раз в мини-публичный дом, откуда быстро удирал и наш блюститель порядка и морали. )
Полисмен сам в шоке от цен. И он очень жалеет о том что с нами связался, нервничает и ему надо возвращаться на работу.
— Мы будем теперь ходить за вами, — сообщаю я.
— Мы идем ночевать в полицейское отделение, — добавляет Игорь.
Дядька выглядит как гибрид мокрой курицы с побитой собакой.
— Я, я… я… — начинает заикаться он, — со мной нельзя, мне надо ходить всю ночь, у нас нет полицейского отделения, никакой комнаты полиции нет, — тараторит скороговоркой.
Все он врет, мы эту комнату видели.
— Ничего, мы с вами будем ходить ) – повторяю я снова, вполне бодро и взаправду готова на такие хождения. Сон на крыше здорово помог и освежил.
В зале ожидания, несчастный полицейский делает еще одну ненавязчивую и неуверенную попытку предложить нам поспать на полу. Но не настаивает.
Нет ничего страшного в этом нет, и может быть, на каменном, плиточном, или даже деревянном, я бы и согласилась. Но здесь пол был некогда бетонным, а сейчас создает впечатление земляного. Много годичный слой грязи и пыли. Его никогда не мыли.
Полицейский поднимается на второй этаж – мы за ним. Сворачивает влево – мы за ним. Но он оказался шустрее – ловко ныряет за дверь с решеткой и надписью «Police» и закрывается на замок изнутри.
Упустили) Но мы не расстраиваемся, а усаживаемся на рюкзаки под дверью. За ней что-то бурно обсуждают.
Через 10 минут появляется наш знакомый с 2 стаканами прохладной воды на подносе и улыбкой американского киноактера. Пока мы пьем воду, он жалобно просит нас не сидеть возле полиции, а то проверка какая-то должна быть, или что-то такое.
Прибегают его коллеги, сразу же забрасывают нас вопросами «Кто?», «Откуда?», «Куда?», «Зачем?», «Как вам в Индии?»
А как нам в Индии? Сами же видите как… ))
Под общим прессингом мы кочуем на лестницу, метрах в 20 от входа в полицейский участок, расстилаем свои кулечки и пытаемся усесться поудобней, насколько это вообще возможно.
Вспоминается Высоцкий «Я на лестницах ночую, где тепло от батарей…». )) Жарко и душно. В наших помещениях не бывает так. Вентилятор крутиться, но эффекта вообще никакого. Зато, в двух шагах от лестницы – балкон, с видом на первый этаж вокзала. Там, внизу, в совершенно невероятных позах, спят и дремлют местные жители. Им отели вообще не нужны)
Прямо под нами — очень даже солидная и обеспеченная парочка, судя по одежде и одеялу, которое они расстелили на полу.
Чуть правее – женщина и трое детей. Старшему года четыре, младшему – от силы пару месяцев. Они расположились на яркой простыне и сладко спят.
Прямо между спящими, прогуливаются тощие собаки и упитанные крысы. У нас своя живность – невидимая: что-то очень больно кусается, а укус очень чешется. Крыса тоже приходила. Посмотрела и ушла.
Время тянется невероятно медленно. Спать хочется.
Приходит совсем юный полицейский и приносит нам две газеты, демонстрирует, что пользоваться надо как веером. Благодарим. Вентиляция как-никак)
В три часа ночи появляются два мужика. Они все время кому-то звонят и с весьма дружелюбным видом проводят ребром ладони по горлу. Интересно, у них другое значение этого жеста, или так дружелюбно нас предлагают зарезать?)
А на крыше продолжается вой и звон. Периодически туда пробирается народ. Кто-то остается, а кто-то быстро-быстро убегает.
В полпятого утра покупаем последние два билета до Амритсара. Наблюдая, куда идет основной поток мужчин в чалме, безошибочно находим уже привычный локал бас, где все в три яруса и не закрывается дверь.
На улице резко похолодало, сверкают ослепительные молнии. Только поехали — начался дождь. Через открытое окно, усиленный скоростью автобуса, он хлещет по мне с невероятной силой. И первые пару минут даже приятно. Потом – надо уговорить толстого усатого впереди сидящего аборигена окно закрыть. Но он отказывается, ему надо сплевывать жевательный табак, не на пол же…
Приходиться поставить себе на колени рюкзак и спрятаться за ним, как за щитом. Это последнее что я помню – утыкаюсь в мягкую спинку рюкзака и проваливаюсь в сон.
Просыпаюсь на подъездах к городу. Дождь закончился. За окном – рисовые поля, полностью зеркальные. Иногда, посреди поля возвышается одинокая пальма.
Индус впереди все так же безмятежно жует и сплевывает табак.
С не меньшим интересом, чем пейзаж за окном рассматриваю свои руки. Те, кто кусал меня ночью, прямо художники – нанесли карту звездного неба, не иначе…

Впервые опубликовано мной в ЖЖ: https://crazy-geograf.livejournal.com/9954.html

Добавить комментарий

Заполните поля или щелкните по значку, чтобы оставить свой комментарий:

Логотип WordPress.com

Для комментария используется ваша учётная запись WordPress.com. Выход /  Изменить )

Google photo

Для комментария используется ваша учётная запись Google. Выход /  Изменить )

Фотография Twitter

Для комментария используется ваша учётная запись Twitter. Выход /  Изменить )

Фотография Facebook

Для комментария используется ваша учётная запись Facebook. Выход /  Изменить )

Connecting to %s