Шумейково урочище. Военные реконструкции.

— Мама, это наши? – спрашивает мальчик.
— Нет, это немцы.
— Мама, так наш папа наш? Или немец? Или наш немец?
Диалог между мамой и мальчиком, возле убранного кукурузного поля, где проходит реконструкция «Шумейково урочише».

shumejkove-vojennujereconstrykzii (43)

О реконструкциях пишут мало. Обычно сначала бывает анонс, в очень официальном стиле, а потом фото отчет.
Наверное, должен бы писать участник, сам реконструктор. Зрителю очень тяжело, если честно. Так что, по сути, у меня тоже получиться фотооотчет.
Но, немного приправлю его эмоциями и диалогами из толпы зрителей.

shumejkove-vojennujereconstrykzii (6)

Итак, «боевые действия» были назначены на 12:00 в Урочище Шумейково. Это Лохвицкий район, Полтавская область, в 18 км от указателя на трассе Киев-Сумы, если идти по асфальту. И в 10 от остановки села Красное, если идти полевыми дорогами.
По асфальту я уже ходила, 2 года назад, на 9 мая. Тяжеловато, если честно. Идем пешком от Красного. Но, надо же было прочувствовать это все…
Совсем погрузиться в атмосферу 1941 не получалось – слишком много кукурузных полей, к тому же не убранных. Моду на кукурузу, как известно, привез Никита Сергеевич, из США. Так что, в 1941, поля, скорее всего, были пшеничные, то есть к сентябрю – убранные. И хорошая видимость.
В конце концов, из-за кукурузы, мы заблудились, намотали круг, потом вышли на утрамбованную, но очень пыльную полевую дорогу, повернули не в ту сторону, услышали звуки гимна Украины из-за леса, пошли на звук, а потом нас подобрал мужик на «копейке»…

В нужное время, мы уже толпились вместе с цивилизованными зрителями, приехавшими на машинах. Внешне, ничем особо не отличаясь, но в номинации «самый пропыленный зритель» мне могли бы дать приз.)
Описывать бой не буду. Уже пробовала – получается либо слишком долго и скучно, либо совсем непонятно. Это надо видеть.

Удивительно. Вот вроде знаешь, что все «понарошку», что это игра, сценарий… А все-таки переживаешь. И страшно, и грустно и «наших» жалко.
Некоторые бабушки даже слезу пустили.
Дети не могли дождаться, когда они пойдут на поле — собирать гильзы.

Диалоги из толпы.
Мама и мальчик лет 9-10.
— Мама, а почему все падают от пуль, а тот дядя нет?
— Дядя – фотограф.
— А фотографов пули не берут?
— Нет, ему же фотографии в газету надо сдавать, о том, какие солдаты храбрые.
Мальчик глубоко задумался. Наверное, о карьере фотографа.

shumejkove-vojennujereconstrykzii (7)

shumejkove-vojennujereconstrykzii (18)

Мама и мальчик лет 5.
— Мама, мама, папку убили!
— Та живой твой папка, что ему сделается.
— Мама, мама, он упал и лежит.
— Так надо. Ничего с ним не будет. Пусть полежит.
— Мама, а вдруг правда убили? Побежали проверим,  — уже почти ревет малый и тянет маму за руку, в сторону бело-красной ленточки ограждения.
— Не реви, а то больше не возьму тебя никуда.
— Ну, маааама…
Лежавший недалеко боец, слышит рев сына, немного приподнимает голову и подмигивает малому.
— Ура! Мама, папка жив!
— Та его еще просто так и не убьешь, я же тебе говорила.

Особо весело слушать коллектив женщин в возрасте «кому за…»
— Ой, смотри упал! Ой еще один упал!
— Я читала, каждые три секунды кого-то убивали.
— Ой! И девочки есть! А какие молоденькие.
— Медсестры?
— Та не, с ружьем…

shumejkove-vojennujereconstrykzii (17)

— Ружье, это на охоту ходить, у твоего Пети, а это… это… это пулемет.
— Какой пулемет? Это автомат. Пулемет – это вон та бандура. Ой, смотри, убивают наших…
— Говорю же, читала, каждые три секунды кого-то убивали.
— А девочки какие! А в войну тоже были девочки?
— В войну-то были, а этим чего дома не сидится?
— Ой! Ой! Поле горит! Горит! Ой, люди поле горит!

shumejkove-vojennujereconstrykzii (20)

Пересушенное жарой, поле действительно периодически вспыхивало. Но его тушили, не отрываясь от боя, и не дожидаясь дежурившей пожарки – затаптывали, обкапывали саперными лопатами…
— Ой! Горит! Ой, люди поле горит!
— Та не ори ты, сейчас потушат, вон уже пацаны копают…
— Добро же горит…
— Добро все равно не наше, а олигархов – загадочный мужской голос из толпы.
— А… точно… олигархов… так пусть горит! – следом перечисляются имена всех знакомых политиков и бизнесменов местного, районного и областного масштаба, о которых я даже никогда не слышала)

shumejkove-vojennujereconstrykzii (21)

Бой закончен.  Все идут на построение и награждение. А я — чувствовать себя корреспондентом)

Потом бойцы идут обедать.
Разъезжаются машины, где на задних сидениях помещается, наверное, по полкласса детей.
А мы идем на трассу, чтобы еще час простоять на остановке, пропустить миллион, забитых до отказа, маршруток Сумы – Киев, и уехать домой на фуре с шоколадом )

Впервые опубликовано мной в ЖЖ: https://crazy-geograf.livejournal.com/21525.html

Добавить комментарий

Заполните поля или щелкните по значку, чтобы оставить свой комментарий:

Логотип WordPress.com

Для комментария используется ваша учётная запись WordPress.com. Выход /  Изменить )

Google photo

Для комментария используется ваша учётная запись Google. Выход /  Изменить )

Фотография Twitter

Для комментария используется ваша учётная запись Twitter. Выход /  Изменить )

Фотография Facebook

Для комментария используется ваша учётная запись Facebook. Выход /  Изменить )

Connecting to %s